tag --> О вероятностных аспектах событий прошлого, настоящего и будущего

SVERH-CHELOVEK.RU

Б Ы Т Ь   С И Л Ь Н Е Е ,   Б Ы Т Ь   С Ч А С Т Л И В Е Й   И   Д О Б Р Е Е   ! ! !
Главная страница Написать письмо Карта сайта
Статьи, заметки

Статьи, заметки

Статьи, заметки

Список статей:

О вероятностных аспектах событий прошлого, настоящего и будущего

Согласно  теории личностной организации времени именно человек, его личность, как высший уровень индивидуальности, выступает субъектом своего времени.  Как пишет  К.А.Абульханова:  « Личность выступает как эпицентр прошлого, настоящего и будущего,  т.е.  обладает свойством относить к  себе эти времена,  строить их них определенные композиции» [1].    Данная теория утверждает трансформируемость событий прошлого настоящего и будущего, а значит,  предполагает их изначально вероятностный характер.  Субъектом, изменяющим вероятность событий прошлого и будущего,  выступает личность.

В рамках большинства физических теорий времени принципиальных различий между событиями прошлого, настоящего и будущего нет. Согласно реляционно - динамическому  подходу  к пониманию пространства- времени, триумфом которого  явилась теория относительности А.Эйнштейна,  математически принципиальных различий между событиями    прошлого и будущего нет. Существование стрелы времени (движения времени от прошлого к будущему) связывают с расширением Вселенной и, если расширение Вселенной смениться сжатием, то утверждается, что время сменит свой знак, и события потекут из будущего в прошлое [по 20]. 

Представители статического подхода просто пространственно разносят такие события, обычно предлагая следующую метафору: настоящее время как движущий поезд, он проезжает  станции, которые, тем не менее, продолжают где-то существовать (прошлое), а станции, которые он еще не проехал, существуют впереди (будущее). Время подобно киноленте в кинопроекторе, - отмечал М.Аксенов, когда она вертится, по экрану ходят герои, встречаются, прощаются, рождаются и умирают [3, c.26].   Согласно концепции Т.Голда, “реальный мир полностью может быть описан с помощью схемы, состоящей из линий, протянутых в четырех измерениях, где каждая частичка материи представлена некоторой линий \...\. Мы, которые являемся  частями этой схемы, имеем такое отношение к ней, что порождаем фикцию “времени”, которое всегда движется вперед и перемещает нас вдоль себя” [30].

Однако, не смотря на то, что большинство физиков   утверждают принципиальную тождественность прошлого, настоящего и будущего,  с точки зрения личностной теории времени они не равнозначны.   Только настоящее доступно нашему непосредственному восприятию. Прошлое и будущее всегда представлено образами объектов физического мира, а не самими объектами; самих объектов, как, например, материальных тел в  настоящий момент времени не существует.

Отсюда следует принципиальное отличие  событий настоящего времени от событий прошлого и будущего. С точки зрения личности, только события и объекты  настоящего времени – материальны; события будущего и прошлого в каждый момент времени существуют в идеальной форме – в виде психических  образов.   Образов памяти – для событий прошлого. Образов воображения – для событий будущего.

О  связи настоящего времени с  материальной реальности  писал еще А.Бергсон, он полагал, что, во-первых,  все события настоящего времени  - материальны, и во-вторых, что только они и материальны (соответственно события будущего и прошлого  - нематериальны). «Материя, поскольку она протяженна в пространстве, должна, по нашему мнению,  быть определена, как непрерывно возобновляющееся настоящее; обратно наше настоящее есть сама материальность нашего существования, то есть совокупность ощущений и движений, и ничего больше» [5, с.137].

Представители субстанциальных теорий времени, опираясь на это положение А.Бергсона, выдвинули положение о времени  как самостоятельной субстанции. Согласно причинной механике  Н.А. Козырева время представляет собой энергетическую субстанцию  [13, c.413]. В субстанциональном направлении различие между событиями прошлого и будущего связано с их энергией, а не с пространственным расположением.   Продолжая взгляды представителей этого подхода  можно сказать так: события будущего  являются более энергетически  заряженными, чем события настоящего и прошлого. Выделение энергии времени  может превратить  событие будущего соответственно в событие прошлого. Теоретически возможен и обратный процесс:   поглощение  энергии времени каким-то событием прошлого переводит его в разряд событий будущего.

В современной физике делаются попытки совместить достоинства субстанциального и реляционного подходов, поскольку “не существует реляции без субстанции”[17].

Однако декларируемое объединение  субстанциального и реляционного подходов сталкивается с многочисленными трудностями.  Как будто бы не хватает еще одной составляющей, призванной выступить связующей силой между реляцией и энергией.   На наш взгляд этой составляющей могло бы быть  представление о вероятностной структуре мира.

Первые попытки применить вероятностный подход для описания времени были сделаны еще в 19 веке,  в частности,  было предложено использовать  теорию вероятностей для описания термодинамических процессов.    Следствием применения вероятностного подхода оказалось, что  с  точки зрения новой формулировки второго начала термодинамики, однонаправленность времени не обязательна.  Если движения атомов и молекул, а также процессы с ними связанные (в том числе и процессы передачи тепла), лишь вероятностны, то ничто не мешает предположить, что  физические процессы в принципе обратимы.  Отсюда следует, что существует определенная, хоть и очень малая вероятность таких флуктуаций, когда физические процессы, а тем самым и время  и где-то  во вселенной будут течь в обратную сторону.  Однако физики, признавая  принципиальную возможность  таких событий, обычно отклоняют парадокс обратимости на том основании, что вероятность подобных флуктуаций пренебрежимо мала [16].

Наконец в 20 веке была показана вероятностная природа самой основы существования нашего мира -  вероятностный характер элементарных частиц – этих кирпичиков, из которых складывается мироздание.   «Если закон, то, стало быть, не особенности квантовой теории мешают узнавать одновременно координату и скорость электрона, а сама природа не ведает этого. Она в своих глубинах обходится без однозначной причинности. Она и вправду – вероятностный мир»[8].  Таким образом была доказано принципиально вероятностный характер  событий и объектов материального мира.

Однако не смотря на широкое распространение теории вероятности  в современной науке,  проблема вероятностной природы   времени до сих пор  не получила серьезного освещения.  Данная работа – это наша первая попытка  рассмотреть события прошлого, настоящего и будущего с позиций вероятностного подхода.

Цель нашей работы вскрыть  вероятностную природу событий времени, а  именно событий прошлого, настоящего и  будущего.  

В качестве гипотезы примем то, что вероятностная природа мира не исчерпывается элементарными частицами, а сохраняется и в нашем видимом мире  (макромире).  Мы предположим, что все  события прошлого, настоящего и будущего -вероятностны, т.е., существуют с   различной вероятностью.

ЯВЛЕНИЯ  НАСТОЯЩЕГО ВРЕМЕНИ.

Выше мы постулировали, ссылаясь на работы А.Бергсона, что  только явления  настоящего времени – материальны.

В соответствии с этим мы отнесем к явлениям настоящего времени все существующие   в данный момент материальные объекты, а также все события , происходящие с  материальными телами.  

Общим для материальных тел и событий, происходящих в данный момент, является то, что, с точки зрения теории вероятностей,  все они достоверные события.

В соответствии с системой аксиом, предложенной А.Н.Колмогоровым [14], вероятность достоверного события равна единице.  Таким образом, мы утверждаем, что все объекты  настоящего времени – это явления, имеющие вероятность, равную единице, и этим они отличаются от объектов и событий будущего и прошлого,  имеющих меньшую вероятность.

Однако согласно  современной  физической концепции  вероятностного мира, все достоверные  события является лишь  частным случаям  - случайных. Это означает, что вероятность любого достоверного события  бесконечно приближается к единице, но не является ей равной.

Основным свойством любых явлений А.Бергсон считал их длительность,  считая ее объективной характеристикой любого предмета или процесса, а не только свойством человеческого восприятия. На протяжении всей этой «длительности» предмет или явление существуют, однако   только в настоящем времени они существуют как материальное тело, в прошлом они существуют иначе. По поводу длительности он писал, что «она является памятью, но не памятью личности, внешней по отношению, к тому, что она удерживает и отличной от прошлого, чье сохранение она утверждает; это память внутренне присуща самому изменению, память продолжающаяся «перед» и  «после» и препятствующая им быть чистыми мгновениями, появляющимися и исчезающими в виде постоянно  возобновляющегося настоящего» [4, с.39].

Подобное определение приводит нас к вопросу, а что же такое настоящее время, какова его длительность.    Это  вопрос о кванте психологического времени. Какую длительность временного промежутка  можно считать настоящим временем?   Существует известная проблема «исчезновения настоящего», проблема заключается в том, какой именно промежуток времени считать настоящим (секунду, минуту, день и т.п.), и существует ли настоящее  вообще, если за мгновение до – оно еще будущее, а через мгновение -  прошлое. Если  говорить о кванте физического времени, то он бесконечно мал, поэтому момент настоящего для  физического  времени тоже мал. Но для психологического времени,  длительность  настоящего  момента может быть достаточно большой.  В психологии в рамках  квантового подхода предлагаются  концепции существования субъективного или объективного кванта времени, представляющего собой единицу временной протяженности. Величина таких квантов варьируется от нескольких миллисекунд до десятилетий. Например, согласно одной из квантовых концепций, длительность временного интервала, наблюдаемого в психической активности , является величиной кратной длительности элементарного события, а именно временного кванта, предполагаемая длительность которого = 4,5 миллисекунд [6]. Другие исследователи за величину временного кванта принимают квант деятельности [24].

С точки зрения вероятностного подхода,   очевидно, что  за момент настоящего времени следует принять некий  очень малый промежуток вероятностей,  тот, который   при округлении дает искомую единицу.  

В рамках нашей концепции это означает, что  к психологическому настоящему будут относиться  события и объекты на самом деле имеющие вероятность равную 0,999… (а не строгую единицу). Однако поскольку противоположные им события имеют  вероятность 0,0…1, которая  в соответствии с  известным постулатом   предполагает практическую  невозможность события, то мы можем рассматривать эти события как практически достоверные.   «Если случайное событие имеет очень малую вероятность, то практически можно считать, что в единичном испытании это событие не наступит»[7, с.35].

Рассчитать точнее эту вероятность не представляется возможным, поскольку в теории вероятностей нет однозначного ответа на этот вопрос. 

«Естественно возникнет вопрос: насколько малой должна быть вероятность события, чтобы считать невозможным его появление в одном испытании? На этот вопрос нельзя ответить однозначно. Для задач, различных по существу, ответы разные. Например, если вероятность того, что парашют при прыжке не раскроется, равна 0,01, то было бы недопустимым применять такие парашюты. Если же вероятность  того, что поезд дальнего следования прибудет с опозданием, равна 0,01, то можно практически быть уверенным, что поезд прибудет вовремя»[7, с.35].

Впрочем, в обыденных представлениях давно  используется именно такое относительное представление настоящего времени. В зависимости от масштаба рассматриваемого события, настоящим может быть день (сегодняшний день против дня вчерашнего и завтрашнего), и год (нынешний год против года прошлого и будущего), и миг.  Подобное представление не противоречит математике, поскольку в теории вероятностей  уровень значимости  (в нашем случае – это вероятность при которой маловероятное событие считают невозможным) обычно выбирают  в зависимости  от сущности задачи. Соответственно и в человеческой жизни, масштаб для определения настоящего будет зависеть от задачи исследования. 

Интересно, что в статистике обычно выбирают  уровень значимости  равный 0,01 - 0,05, т.е. именно при такой вероятности события   можно делать вывод о его практической невозможности; соответственно несовместимое с ним  событие с вероятностью 0,95-0,99 будет считаться достоверным.

Применительно к масштабу человеческой жизни,  можно определить квант настоящего как  1- 5% от средней продолжительности человеческой жизни.  При средней продолжительности жизни равной 75 годам, квант настоящего оказывается равным или 9 месяцам (при 1% уровне значимости) или 3,5 годам (при 5%).  Интересные напрашиваются параллели к этим цифрам, 9 месяцев – это срок  внутриутробного развития человеческого эмбриона, период вполне достойный того, чтобы считаться квантом  человеческой жизни.  3,5 года  - также по своему интересная цифра. Три с половиной + три с половиной – заканчивается беззаботное детство, ребенок идет в школу. Четырежды по 3,5 получается 14 лет – возраст совершеннолетия во многих странах (теперь и в нашей), возраст,  с  которого человек несет уголовную ответственность за свои поступки.  Еще  пара квантов – 21 год, возраст истинного совершеннолетия, с которого человеку водку в магазине начинают продавать, и с которого он получает право избираться в какие-то государственные структуры.  

 Если, впрочем, взять некий усредненный показатель  между 1% и 5%, а также рассмотреть различные представления о продолжительности жизни,  то, так или иначе, получается цифра равная примерно году. Может быть, поэтому в обыденных представлениях не существует более длительного момента настоящего времени, нежели год (термины «настоящая пятилетка», или «настоящее десятилетие» применительно к человеческой жизни практически не употребляются).  Итак,  в масштабе жизни одного человека  средняя длительность настоящего времени будет  равной примерно одному году.

Для 10 лет учебы в школе  квант настоящего, исходя из 5% уровня значимости, равен полгода, а при  1% - 1 месяц.

Для учебы в ВУЗе, квант настоящего будет находиться в промежутке  от полумесяца до четверти года. Этот промежуток  - то время,  которое студент будет воспринимать как настоящее; соответственно то, что произошло 3 месяца  назад  как прошлое.

И так далее.

Однако зависимость кванта настоящего времени от задачи не избавляет нас от необходимости  выбрать какую-то единицу изменения в качестве базовой. Этот вопрос  на самом деле очень важен, потому что от него зависит  определение  элементарного события.

Согласно теории К.А.Абульхановой, деятельность человека всегда происходит в настоящем времени [1], поэтому за  условный психологический квант времени – может взять единицу деятельности. 

В одной из наиболее разработанных  теории деятельности  в качестве «единицы деятельности» предлагается  действие. Действие –  это «кирпичик» любой человеческой деятельности, оно определяется как процесс,  направленный на реализацию   конкретной сознательно заданной цели. Критерием для выделения  действия как единицы является именно сознательная  постановка цели.   Любое действие, впрочем,   распадается на     более мелкие моменты – операции, но таковые в качестве отдельных  моментов активности не осознаются, и отдельная цель для них человеком     не ставиться [25].

Вот мы и примем в качестве элементарного события – одно действие.  Впрочем,  как теория деятельности для действия, как и теория вероятностей для уровня значимости, подчеркивает его относительный характер. Действия могут укрупняться. Или, наоборот, распадаться на ряд более мелких действий.  Но в любом случае  действие является   относительно устойчивой  единицей      любой  психической активности. Потому что более мелкий элемент деятельности уже не осознается  человеком в качестве самостоятельной   единицы активности, он не имеет самостоятельной ценности для человека.

Итак, под элементарным событием настоящего времени мы будет понимать одно действие –  составной элемент  конкретной деятельности, включающий в себя и поведенческий и психический компоненты, и направленный на реализацию одной отдельно взятой сознательно поставленной конкретной цели.  Причем  цели более мелких составляющих этого процесса  в качестве таковых уже не сознаются. 

СОБЫТИЯ ПРОШЛОГО И БУДУЩЕГО.

Вероятный характер будущего признается практически всеми исследователями времени.  Неопределенность будущего следует из наиболее авторитетной  концепции  современной физики – теории относительности.  И даже в статических теориях времени, в которых признается одновременность существования бывшего и грядущего все равно будущее может быть вероятностным. Для этого достаточно признать одновременное  существование нескольких будущих  и возможность человека влиять на то, к какому будущему придет лично он.

«Если вы предпринимаете определенный шаг  для предотвращения  какого-нибудь вероятного события, степень вероятности этого события (каким бы отдаленным оно не было) меняется в тот самый момент, когда вы предпринимаете задуманный шаг. /…/. Вместе  с изменением данной линии должна измениться и «будущая часть плоскости», равно как и все «будущие» части, находящиеся времени точки О во всех временных измерениях [9,с.199-200] .

Вероятностный характер будущего декларируется и в теории личностной организации времени, поскольку, согласно К.А.Абульхановой, будущее у человека  представлено тремя видами перспектив:  психологической, личностной   и  собственно жизненной, при чем каждая перспектива может иметь несколько вариантов [1]. 

Гораздо сложнее доказать вероятностный характер событий прошлого, тем не менее, по отношению к настоящему моменту времени – прошлое вероятностно. Во-первых, оно уже  не существует  в виде материального тела. Во вторых,  возникает неоднозначность прошлого, по поводу произошедших событий всегда существует несколько точек зрения.  

Возьмем, к примеру, отечественную историю.

Академик  Д.С. Лихачев утверждает, что в начале новой эры не существовало не только восточнославянского государства, но и самого нашего народа:   «в 1 веке восточных славян еще не существовало – они не оформились в единый народ», а началом   русской и всей восточнославянской культуры  предлагает считать  988 год – год принятия христианства [18, с 257].  

 Этому возражает  академик Б.А. Рыбаков, создавший огромный научный труд по культуре языческой Руси,  возводя ее  начало к  эпохе, бывшей  до нашей эры [26]. 

« Не рассматривая вопросы формирования праславян в первом тысячелетии до н.э., можно со всей определенностью утверждать, что единый  народ славянский в 1 веке  был, причем не разделенный еще на западных, восточных и южных, а единый этнос  венедов – славян. /…/ Именно под этим именем  - «венеды»-  как раз в 1 веке -  упоминает славян римский историк Плиний, не разделяя их пока на западных – «венедов»  и восточных славян античности – «антов».  [по 11, с309].

Возьмем другой важнейший период в истории  нашей страны – так называемое монголо-татарское иго.  С.М. Соловьев однозначно рассматривает его – как негативный фактор в развитии русской культуры и государственности [27].  Иго затормозило развитие культуры на Руси (сожженные города, храмы),  борьба за освобождение от ига, которую  вели несколько сот лет русские князья, требовала напряжения всех сил, вместо того чтобы пустить их на развитие собственной государственности. 

Других взглядов придерживался  Л.Н.Гумилев, согласно его  точке зрения,  Древняя Русь и Великая степь вместе составляли единое этногеографическое пространство, а развитие русской государственности неизбежно шло в тесном взаимодействии с южными и восточными соседями.  Между Россией и Востоком никогда не существовало той географической и социально-психологической отчужденности, которая существовала между востоком и Западной Европой. Взаимодействие восточных славян с их южными и восточными соседями порой даже принимало формы взаимной ассимиляции.

«Наследие  Золотой   Орды, наряду с восходящими к Киевской  Руси  и Византии традициями Московского княжества, сыграло роль государствообразующего фактора в истории России, - пишет последователь Гумилева, кандидат исторических наук Дмитрий Жантиев. -  Россия является наследницей не только Московского царства (как написано, например,  в концепции национальной безопасности России), но и Золотой Орды. Таков тезис, который в ближайшее время станет темой серьезного обсуждения на высоком академическом уровне»[10].

Не нам решать, какой вариант человеческой истории ближе к истинному, мы  лишь констатируем факт, что в современном    социальном сознании существует многообразие точек зрения на человеческую историю. Это же относится и к конкретным историческим событиям. По поводу любого исторического события всегда спорят. Существуют версии даже по поводу совсем недавних событий, произошедших в 20 веке: например, споры на тему: «существовал ли до Гагарина  космонавт № 0, погибший при старте», «действительно ли американцы высаживались на Луне  и не были ли лунные фотографии подделкой» (последнему  случаю посвящен фильм «Ангар – 18»), затонувшую подлодку «Курск» потопили янки, или это был несчастный случай, и т.д.

Итак, специалисты не могут прийти к единой точке зрения даже по поводу событий, бывших три-четыре  года назад. Материальные свидетельства недавнего прошлого, конечно есть, но разные научные школы дают им различное толкование.  Собственно говоря, именно эти разночтения специалистов и являются свидетельством вероятностной природы событий прошлого.  Может ли в этом случае, обычный человек, неспециалист,  установить истину?  Разумеется,  нет.  Обычный человек не может. Мнения специалистов – расходятся.  И это означает, что в настоящее время никто не может воссоздать   единственно верный  вариант произошедших событий.  Никто не может, а, следовательно,  в настоящем времени не существует 100%достоверного прошлого. 

Итак, прошлое – вероятностно.  Это значит, что в настоящее время, принципиально невозможно установить точные детали любого  исторического события, а для более отдаленных событий невозможно даже установить имело ли оно место на самом деле.

Наиболее важным следствием вероятностной модели является именно это «принципиально невозможно».  Это невозможно проявляется в том, что точек зрения всегда несколько и в двусмысленности  всех материальных свидетельств, и в том, что в настоящем времени  достоверного прошлого просто не существует.

Мы полагаем, что события относительно недавнего прошлого в настоящем времени существуют только в виде социальных представлений.

Термин «социальные  представления» введен французским социальным психологом С.Московичи [21]. Социальные представления – это распространенные в социуме устойчивые представления людей об окружающем их обществе.  К социальным относят политические, правовые, моральные, экономические и прочие представления. К.А.Абульханова  выделила  в качестве особой группы личностно ориентированные представления; это представления человека о самом себе, о своей профессиональной деятельности,  о личной жизни, о своих психологических  качествах, интеллекте,  характере и т.д.[2]. 

В соответствии с нашей темой мы полагаем, что все события прошлого и будущего существуют только как социальные представления,  часть из них являются классическими социальными представлениями (в терминах С.Московичи), часть личностно ориентированными представлениями (по  К.А.Абульхановой), другая часть предрассудками, верованиями, социальными установками и т.п. Важно, что эта точка зрения является абсолютно достоверной  в глазах значительного сектора генеральной совокупности, и не является таковой для другой части  социума.

В отличие от материальных явлений  социальные явления – не материальны и   не достоверны, т.е.,  они не существуют в виде  материальных  тел и не удовлетворяют требованиям  верифицируемости  и фальсифицируемости  (абсолютной повторяемости в серии однотипных испытаний).   И в то же время социальные явления все-таки обладают каким-то своим, особым существованием.   Если тысячи людей  абсолютно уверены  в наличии  какого-то нематериального объекта, то, вероятно,  чем-то этот объект отличается от других объектов,  в которых никто не верит,  не знает, и  о которых не говорят.  Мы бы предположили, что они отличаются вероятностью своего существования.  Для социальной реальности, к которой относятся явления прошлого и будущего,  мы бы  оценили вероятность   в границах  от р=0,3-0,4 до р=0,9... .  Именно при какой частоте появления рекламного сообщения, оно становиться фактом социальной жизни  [по 23].

Верхняя  вероятностная граница социальных феноменов  близка к абсолютной, хотя никогда не достигает 100%.  При приближении вероятности данного события к единице, оно начинает стремительно материализовываться, обрастать доказательствами и   в конце концов становится достоверным фактом.  

При приближении вероятности события к 0,3, оно медленно и верно превращается в чисто воображаемое,  оно больше не воспринимается как достоверное и существует  лишь или как  или художественное произведение, или как миф.   При дальнейшем снижении вероятности событие будет существовать  уровне  выдумки, анекдота, шутки, или не существовать в общественном сознании вообще.  

К социальным явлениям можно отнести только события относительно не далекого прошлого и будущего, по поводу которых есть относительно устойчивые точки зрения (как среди обывателей, так и среди специалистов), существуют материальные  свидетельства (впрочем, неоднозначно трактуемые), наконец, по поводу которых говорят.   Что же касается событий, отдаленных от нашего времени на тысячи и сотни тысяч лет, они становятся целиком и полностью воображаемыми. Во-первых, потому абсолютное большинство людей ничего не думают по их поводу, и даже специалисты не готовы воссоздать   достоверную на их взгляд картину  происходящего. 

Даже продолжительность истории человеческой цивилизации имеет несколько    интерпретаций.  Изучаемую  нами в школе классическую  историю ( с Древним Египтом, Древней Грецией и Римом, Средневековьем, Эпохой Возрождения и Новым Временем), по большей части можно отнести к явлениями социальной реальности. Однако, наряду с классической, существуют и другие точки зрения, высказанные учеными в качестве научных гипотез.

Широко известна гипотетическая концепция ,  предложенная  математиком А.Т.Фоменко, и получившая  название «новой хронологии» .  Согласно этой точке зрения, исторический путь человеческой цивилизации значительно короче, чем отсчитываемые официальной наукой  тысячелетия. Что же касается доказательств  существования более  древних цивилизаций, то все их А.Т. Фоменко считает более поздней мистификацией и подделкой [28].   Не менее известна эзотерическая теория происхождения человеческой цивилизации, она представлена работами Е.П. Блаватской  и ее последователей. В рамках этой гипотезы, период существования человеческой цивилизации растягивается до сотен тысяч лет.   «Люди нашей цивилизации  (пятая, или арийская раса) появились в недрах атлантической цивилизации примерно за 200 000 лет до всемирного потопа (850 000 лет тому назад), т.е., более 1 000 000 лет назад. У атлантов тех времен стали появляться дети с необычной для них внешностью – это и были первые люди пятой расы (нашей цивилизации)[22].

Легко заметить, что предлагаемые варианты по  степени достоверности смыкаются с научно-фантастическими романами, причем в ряде случаев, научно- фантастическими романы аргументированы значительно лучше.

Что же касается научно-фантастических романов из модного нынче направления «альтернативная история», в них  описываются   иные варианты известных  исторических событий. Что было бы,  если… Русь и Золотая Орда объединились в единое государство (цикл романов Х.ван Зайчика «Плохих людей нет»), если бы октябрьская  революция 17 года  проиграла (В.Рыбаков «Гравилет «Цесаревич»»), если бы Рим не пал, а Римская империя продолжила существование до наших дней (цикл Марианны Алферовой. Мечта империи, Тайна «Нереиды», «Боги слепнут»).

Данные варианты истории еще менее вероятны, они распространяются по миру как изначально фантастические. Вряд ли из тысяч читателей  хотя бы один в настоящий момент считает эти варианты достоверными. Но в любом случае это вероятные варианты, не потому что так могло быть, а потому что в какой-то (пусть и очень малой степени) так и было. 

Не правда, что история не знает сослагательного  наклонения. Сослагательного наклонения не знает только настоящее, поскольку только оно достоверно. Еще раз обратимся к событиям отдаленного прошлого. В настоящее время они существуют лишь как воображаемые явления,  различие между реалистическим их описанием и   художественным исчезает.  Для современного  человека события древней истории   существуют в основном в виде художественной литературы и кинофильмов.   Более того, не существует строгих различий между свидетельствами очевидцев и мифотворчеством прошедших эпох.  Возьмем,  к примеру «Илиаду» и  «Одиссею»- произведения древнегреческого поэт Гомера, долгое время рассматривавшиеся как художественная литература (даже фантастическая,  поскольку считалось, что Гомер выдумал Троянскую войну). Однако археолог Шлиман, воспользовался дословными рекомендациями «Илиады», и  раскопал развалины древнего города, в том месте, где Гомер располагал Трою.  Значит,  Гомер описывал реально происходившие события, т.е., он  был реалистом, а не фантастом? Ответить на этот вопрос в настоящее время уже не возможно. 

Другое историческое событие,  изложенное впервые в художественной литературе.  История  открытия Америки викингами была изложена в одной из скандинавских саг «Сага об Эйрике Рыжем». Согласно этой саге, Америка впервые была открыта не Колумбом в 15 веке, а скандинавским мореплавателем Эриком Рыжим еще в 10 веке, который переправился на своих кораблях сначала в Гренландию, а потом в Северную Америку. В настоящее время найдены некоторые материальные подтверждения этой версии, изначально представленной как художественное произведение (подробнее [19].   

Другой пример, слияния художественной и исторической реальности – история короля Артура, героя многочисленных кельтских легенд и рыцарских романов. В старинных летописях Артур упоминается как храбрый воин, предводитель бриттов в их борьбе за независимость. В начале 12 века кельтский исследователь Гальфрид Монмаутский  создал на латинском языке легендарно-сказочный труд, названный «История королей Британии», где Артур изображен – великим королем, объединителем бриттов, здесь же упоминаются в качестве исторических и другие персонажи: волшебник Мерлин, фея Моргана и др. [19].    На самом деле, существование короля Артура – вероятностно.  Среди историков нет единой точки зрения по поводу этого персонажа, а тем временем в социальной реальности распространяется легендарно-сказочный вариант, и чем дальше, тем труднее определить был ли он чисто альтернативной историей, или действительным изложением событий.

И, наконец, самый известный пример слияния истории и фантастики – Библия.   Чем является «Ветхий завет»: древней историей еврейского народа или мифологическим произведением? Многие авторы (например, Дж. Фрэзер) склонны трактовать «Ветхий завет»  как описание действительных исторических событий, изложенных очевидцами в форме мифов.   С Дж. Фрэзером полемизирует С.А. Токарев, автор предисловия к монографии «Фольклор в Ветхом Завете». Он утверждает, что  «У Фрэзера почти все библейские персонажи представлены как исторические личности, хотя в действительности, как это убедительно доказано, многие из них носят явно мифологический характер» [29, c.7].

Из этих примеров мы видим, что когда речь идет о делах и событиях давно прошедших дней, современные исследователи опираются как на исторические свидетельства, так и  на художественные произведения (мифы, легенды того времени) или,  не делая между ними строгих различий, или вообще не имея возможности их различить.

Поэтому многие воображаемые события  нашего времени, поднявшись до границ социального уровня, могут просуществовать   в таком виде (в виде коммуникативных представлений) несколько столетий, а потом вполне могут  и вообще исчезнуть (например, в связи с всеобщим одичанием человечества и потерей интереса к печатному слову). Интересно, что если через много – много веков в будущем, какие-нибудь отдаленные потомки будут проводить раскопки и отыщут в останках  нашей культуры упоминания о проигравшей  революции или о победе немцев во  второй мировой войне, то вполне возможно они отнесут их   к реально существовавшим явлениям. Этот мысленный эксперимент служит дополнительным   свидетельством вероятностного характера событий прошлого. Была ли на самом деле Троянская   война, или Гомер ее выдумал? Если некоторые явления социального плана, переходя в прошлое,  сохраняют свое место в умах человеческих, то, в конце концов, для отдаленных потомков перестают отличаться  от событий, реально происходивших  с их предками.

Выводы.

1. Существующая  вокруг нас реальность носит вероятностный характер. Это утверждается  новейшими исследованиями в физике, доказавшими  вероятностный характер элементарных частиц, из которых складываются  все материальные объекты. Первые попытки применения теории вероятности к описанию времени были сделаны  в термодинамике;  строгий динамический закон, запрещающий протекание процессов в направлении, отличном от установленного (из прошлого в будущее), уступил место вероятностному закону, который утверждал  только большую вероятность одного направления перед другим.  Однако полное раскрытие  вероятностной природы   времени в современной науке только начинается.

2. Мы предположили и теоретически показали вероятностный характер событий прошлого настоящего и будущего. Вслед за А. Бергсоном,  мы утверждаем материальную природу только объектов и событий настоящего времени, согласно нашему подходу, только таковые имеют вероятность равную единицу. Вероятностный подход позволяет точнее установить величину  кванта психологического времени, рассматривая его как промежуток, равный 1-5% от длительности  всего рассматриваемого явления, для человеческой жизни какой квант находится в промежутке от 9 месяцев до 3,5 лет (условно его можно считать равным 1 году).

3. Также мы утверждаем вероятностную природу событий прошлого и будущего. Вероятность будущего утверждается большинством современных теорий времени,   мы распространили эту закономерность и на события прошлого. События недалекого прошлого  в настоящий момент времени существует только как социальные представления, мы оценили их вероятность, как находящуюся в диапазоне от 0,3 до 0,9…. События далекого прошлого существуют с    еще меньшей вероятностью, и относятся  к явлениям воображаемого мира, т.е. мифам,  художественным произведениям и т.п.  Это значит, что в настоящее время, принципиально невозможно установить точные детали любого  исторического события, а для более отдаленных событий невозможно даже установить имело ли оно место на самом деле.  Это невозможно проявляется в том, что точек зрения всегда несколько и в двусмысленности  всех материальных свидетельств, и в том, что в настоящем времени  достоверного прошлого просто не существует.

Литература:

Абульханова К.А., Березина Т.Н. Время личности и время жизни.  СПб, «Алетейя», 2001, 304 с.
Абульханова К.А., Енакиева Р.Р. Российский менталитет или игра без правил? (российско- французские кросскультурные  исследования и диалоги. //Российский менталитет. М., 1996, с.4-27.
Аксенов М. Опыт метагеометрической философии. М.: изд. Т-ва И.Н.Кушнеревъ и К., 1912, 100с.
Бергсон А. Длительность  и одновременность. По поводу теории Эйнштейна. Пг., 1923, с.39.
Бергсон А. Материя и память. Собр. Соч., т.3. СПб., 1914, с.137.
Гайслер Г.Г.  Модель временных квантов психологической активности.//Псих. журн., 1994, т.15, n6, с. 69-79
Гмурман В.Е. Теория вероятностей и математическая статистика. М.: Высшая школа, 2000, с.35
Данин Д. С. Вероятностный мир. М.: Знание, 1981. 208с
9.      Данн Дж. Эксперимент со временем. М.: «Аграф», 2000, 224 с.
Жантиев Д. Когда Русь была татарской.//"Российские вести" № 41 (1612) 28 11 2001, с.13.
Кайсаров А.С., Глинка Г.А., Рыбаков Б.А. Мифы древних славян. Велесова книга. Саратов, «Надежда», 1993, 320с
Кайсаров А.С., Глинка Г.А., Рыбаков Б.А. Мифы древних славян. Велесова книга. Саратов, «Надежда», 1993, 320с
Козырев Н.А. Избранные труды. Л., изд. ЛГУ, 1991, 448с.
Колмогоров А.Н. Основные понятия теории вероятностей. М.: Наука, 1974.
Лебедев В.П., Степин В.С. Гносеологический аспект понятия времени. //Вопросы философии, 1970, №10, с. 58
Лебедев В.П., Степин В.С. Гносеологический аспект понятия времени. //Вопросы философии, 1970, №10, с. 58
Левич А.П. Время – субстанция или реляция. Отказ от противопоставления концепций.// Философские исследования. 1998, №1, с. 6-23.
Лихачев Д.С. // Новый мир, № 6, 1988.
Мифы и легенды Европы. Саратов: «Надежда», 1994, 496 с.
Молчанов Ю.Б. Четыре концепции времени в философии и физике. М. Наука, 1977, 192с.
Московичи С. Социальные представления: исторический взгляд. // Психол. журн.,1995, №1,  с.3-18,  №2, с. 3-14.
Мулдашев Э. От кого мы произошли. М.: АиФ-Принт, 2001,с. 238.
Ножкин Е.А. Основы отношений с общественностью – «паблик рилейшнз». Пермь: ЗУУНЦ, 1994, с.114
Решетюк  А.Л.  Кумулятивно-временной  анализ саморегуляции деятельности человека в условиях физиологического эксперимента.// Физиол. человека, 1994, т2, n6, с. 156-162
Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии.  СПб: Питер, 2002, 720 с.
Рыбаков Б.А. Язычество Древней Руси. М.: Наука, 1988, с.419.
Соловьев С.М. Об истории Древней России. М.: Просвещение, 1972, 544 с.
Фоменко А.Т. Глобальная хронология. М., 1993.
Фрэзер Дж. Фольклор в Ветхом Завете.
30.  Gold T. Cosmic Processes and the Nature of Time. // Mind and Cosmos. Essays in contemporary Science  and Philosophy. Pittsburgh, 1966, p.329.

КартаКарта