SVERH-CHELOVEK.RU

Б Ы Т Ь   С И Л Ь Н Е Е ,   Б Ы Т Ь   С Ч А С Т Л И В Е Й   И   Д О Б Р Е Е   ! ! !
Главная страница Написать письмо Карта сайта
Статьи, заметки

Статьи, заметки

Статьи, заметки

Список статей:

Наркотики и чувство времени

НАРКОТИКИ И ЧУВСТВО ВРЕМЕНИ
 
Известно, что действующие на сознание наркотики до некоторой степени влияют на чувство времени. По сути — это одна из причин, по которой некоторые люди принимают психотропные (влияющие на сознание) средства — легально или нелегально.
В общем, мозговые стимуляторы отчасти ускоряют ход времени: час или день кажутся короче. Это касается синтетических стимуляторов, таких, как амфетамины и риталин. Также подобным действием обладают природные стимуляторы, например, кокаин, получаемый из листьев коки. Раньше в Южной Америке индейские чернорабочие жевали листья коки для повышения выносливости и для того, чтобы долгий трудовой день казался короче. Некоторые индейские племена Южной Америки использовали листья коки веками, особенно во время ритуальной охоты, когда было непрактично нести с собой большие запасы пищи. Листья коки служили бесценным стимулятором во время долгой охоты, особенно при разреженном воздухе в горах Анд. Там индейцы пользовались любопытной единицей измерения времени — кокадой, равной временному отрезку и расстоянию, которое может пройти человек под воздействием листьев коки. Такая единица времени приблизительно равна 40 минутам и варьируется по расстоянию от двух до трех километров, в зависимости от местности.
Сильный стимулятор листьев Catha edulis (каты) жуют в Восточной Африке для снятия дремоты и подавления усталости. Этот наркотик также убыстряет ход времени.
Читатель, может быть, помнит случаи из своей жизни, когда одна или две чашки кофе помогали «ускорить» медленно тянущееся утро. Кофе, как и многие другие растения, используемые повсеместно из‑за своих стимулирующих качеств, содержит кофеин. Среди них и чай (Thea sinensis), родина которого на Дальнем Востоке, но который сейчас популярен во многих частях мира. Орехи колы (Cola nitida), родом из Западной Африки, используются в качестве стимуляторов в Африке, а также являются неотъемлемой составляющей при изготовлении напитка колы. Гварана (Paullinia cupana) и ее родственница эрба (Ilex paraguayensis) произрастают в Южной Америке и используются в качестве стимуляторов в этой части света.
В сравнительно недавнее время, когда некоторые модели продаваемых без рецепта ингаляторов содержали бензедрин, в отдельных тюрьмах среди заключенных было принято вскрывать ингаляторы и размешивать часть содержимого в чашке горячего черного кофе. Те, кто поступали таким образом, утверждали, что это помогает ускорить ход времени.
В то время как стимуляторы в основном убыстряют ход времени, депрессанты заставляют время тянуться медленнее (если, конечно, депрессант не приводит ко сну). Например, некоторые люди находят очень утомительным работать под воздействием антигистаминов и некоторых транквилизаторов, которые часто приводят к подавленности. Если они не усыпляют, то кажется, что день тянется со скоростью улитки. Это также верно в отношении алкоголя, после того как прошла начальная стимуляция. Также это иногда верно в отношении марихуаны, но марихуана не совсем депрессант.
Почему стимуляторы ускоряют ход времени, тогда как депрессанты его, наоборот, замедляют? Многие психологические эксперименты подтверждают наблюдение, что заполненное время течет гораздо быстрее пустого. Другими словами, время идет относительно быстро, если индивид чем‑то занят и активен. Стимуляторы имеют тенденцию увеличивать умственную и физическую активность. И с другой стороны, время тянется очень медленно, если индивид неактивен. Депрессанты имеют тенденцию понижать умственную и физическую активность.
Если следить за чайником, он долго не вскипит, но если поставить его на плиту и заняться чем‑то другим, чайник закипит очень быстро.
Галлюциногены влияют на чувство времени очень сложно: они воздействуют совершенно поразному в зависимости от многих факторов.
Те, кому приводилось бывать в тяжелом путешествии, знают, как долго, словно вечность, тянутся секунды. Например, выдающийся философ Жан‑Поль Сартр испытывал кошмарные видения после принятия кусочков мексиканского кактуса пейота. Ему казалось, что они длятся целую вечность.
Напротив, тем, кто находится на пике экстаза под воздействием галлюциногенов, часто кажется, что все прошло очень быстро. Они жалуются на то, как неприятно так скоро вернуться в повседневную действительность. Как раз такой случай описывает Питер Хэркос, который принял галлюциногенный грибок Amanita muscaria во время осуществления исследовательского проекта под руководством американского исследователя Андрийи Пухарича:
«Я пребывал в каком‑то отдаленном месте неописуемой красоты. Цвета, формы просто не поддаются описанию. Единственный способ, с помощью которого я могу вам передать смысл увиденного, это то, что теперь все вокруг меня кажется грязным, отвратительным и ужасным. Все выглядит так отвратительно, что я надеюсь, вы не будете давать мне этот грибок очень часто, а то мне не захочется возвращаться… Я знаю, что место, где пребывало мое сознание, реально. Его красота неописуема. А этот мир настолько отвратителен. Я жалею, что вернулся…»
Пухарич был крайне удивлен рассказом Хэркоса, заявив, что это было совсем на него не похоже. «Питер не тот человек, чье воображение примется вдруг воспевать красоту, — сказал он. — Никогда не слышал, чтобы Питер описывал что‑то из‑за красоты и приходил в восторг по этому поводу».
По воспоминаниям о состоянии под воздействием галлюциногена, пребывание в нем кажется или слишком долгим, или слишком быстрым. Еще более удивительно, однако, то, как воспринимается все окружающее под воздействием галлюциногена.
У человека, принявшего галлюциноген, часто возникает чувство, будто он вышел за пределы времени и пространства. Он перестает различать прошлое, настоящее и будущее, в то же время он чутко воспринимает свое собственное существование и окружающие его предметы. Он теряет способность логически мыслить и обнаруживает, что не может вспомнить свои действия всего минуту назад. Он живет одним мгновением, однако он совершенно не осознает, что было и что будет.
Время как концепция теряет свое значение. Чувство времени заменяется чувством безвременья. Индивид обнаруживает себя в области, где не существует времени.
Английский писатель Олдос Хаксли проводил эксперименты с кактусами, а позднее с ЛСД. В своей книге «Двери восприятия» он пишет:
"Наряду с полным безразличием к пространству еще полнее казалось безразличие к времени. «Кажется, что его куча», — вот все, что отвечал я, когда исследователь спрашивал меня, как я ощущаю время.
Много, но как много, нельзя сказать. Я, конечно, мог посмотреть на часы, но я знал, что мои часы находятся в другом мире. Мое ощущение было и оставалось ощущением нескончаемой длительности или, иными словами, нескончаемого настоящего, состоящего из одного постоянно меняющегося апокалипсиса".
Tabernanthe iboga — африканский кустарник, содержащий галлюциногенный ибогаин. Почитатели культа Бвити в Габоне выращивают это растение и жуют его корень, исполняя священный ритуал. Джеймс В. Фернандес в статье «Tabernanthe iboga: наркотический экстаз и работа предков» пишет:
«Время, в течение которого совершается ритуал, чрезвычайно важно, ибо культ считается успешным только в том случае, если приблизится к ритуалу другого мира. В большинстве часовен держат будильники для подтверждения правильности времени… и у только что посвященных создается впечатление, что их души путешествуют много часов, если не дней».
Организация, основанная в Париже в 1850‑х годах и известная как Клуб гашишистов, была создана для использования гашиша, который представляет собой высококонцентрированную смолу, вырабатываемую растением марихуаной. Гашиш намного сильнее обычной марихуаны и в достаточных количествах является галлюциногеном. В клуб входили и несколько выдающихся литераторов прошлого века, такие, как Готье, Бодлер и Дюма.
Шарль Бодлер описывает свои опыты с гашишем в эссе под названием «Серафический театр». Следующий отрывок является примером странного воздействия гашиша на чувство времени:
«…Но новый поток мыслей уносит вас прочь: в следующую минуту он затащит вас в живой вихрь, и эта минута превратится в вечность, ибо привычное отношение между временем и индивидом совершенно расстроено великим множеством живых ощущений и мыслей. Как будто вы проживаете жизни нескольких людей в течение одного часа».
Фитсхаф Лудлоу, экспериментировавший с гашишем в прошлом веке, описывает свои опыты в книге «Пожиратель гашиша». Лудлоу легально покупал наркотик в местной аптеке в виде экстракта Тилдена, по шесть центов за дозу. Лудлоу принял гашиш дважды, но каждый раз доза была слишком малой, чтобы заметить какое‑либо действие. На третий раз он увеличил дозу. К тому времени он уже пришел к выводу, что наркотик на него не действует, и отправился к близкому другу.
Скоро он оказался в компании нескольких человек, никто из которых не знал, что Лудлоу принял гашиш. Неожиданно действие наркотика стало проявляться. Женщина задала ему какой‑то вопрос в связи с предыдущим разговором. Вот что далее пишет Лудлоу:
«Я стал отвечать механически, словно машина. Когда я снова услышал чужое и нереальное звучание собственного голоса, я понял, что говорит кто‑то другой и в другом мире. Я сидел и слушал, а голос все продолжал говорить свое. Теперь впервые я почувствовал огромные изменения, которые гашиш делает со всеми измерениями времени. Первое слово ответа заняло время, достаточное для акта драмы, последнее покинуло меня в совершенном неведении какого‑либо смысла, ибо начало предложения было в далеком прошлом, из‑за чего не могло совместиться с концом. Его воспроизведение, должно быть, заняло годы. Я жил не той самой жизнью, которая еще была во мне, когда я услышал начало предложения».
Далее он продолжает:
«Я вышел из комнаты и направился к лестнице. Вся семья легла спать, и газ в лампе в гостиной внизу был выключен. Я посмотрел вниз с лестницы — глубина была потрясающей: нужно было путешествовать годами, чтобы добраться до низа! Слабый свет неба, прорывавшийся сквозь узкие оконные рамы по сторонам входной двери, казался фонарем демона в темноте в середине бездны. Я не мог спуститься! Я сел в отчаянии на самой высокой ступеньке».
Когда действие гашиша стало ослабевать, Лудлоу все еще ощущал время иначе:
«Словно я возвращался домой из вечности, проведенной в одиночестве среди дворцов незнакомцев. Да, только из вечности, ибо весь день я не мог избавиться от чувства, что от предшествующего дня меня отделял гигантский промежуток времени. Я так и не смог по‑настоящему полностью избавиться от этого ощущения».

КартаКарта